Всемирный банк ожидает ухудшение внешних условий и значительно снизил прогноз роста экономики Беларуси

В текущем году экономика Беларуси по мнению The World Bank (https://www.worldbank.org/) вырастет не на 1,8%, как предполагалось ранее, а всего на 1,0%.

Прогноз на 2020 год понижен с 1,3% до 0,9% процента, а на 2021 год ещё ниже — до 0,5% процента.

Неопределённость в отношении белорусско-российских переговоров по вопросам дальнейшей экономической интеграции стала по мнению аналитиков Всемирного банка важным фактором для снижения оценки прогноза на текущий год.

Экономист WB Кирилл Гайдук отметил, летом 2019 года банк исходил из предположения о том, что Россия компенсирует Беларуси около 50% потерь. «Сейчас мы видим, что пока ситуация очень неопределенная, поэтому наш прогноз построен на том, что компенсации пока не предвидится», — заявил Кирилл Гайдук.

По мнению экономиста сложные времена Беларусь может снизить потери, если начнёт проводить структурные реформы.

«Период низкого роста, куда рискует вступить Беларусь, можно сократить за счет реализации мер структурного характера уже в 2020–2021 годах. Об этом мы неоднократно упоминали — это реструктуризация госсектора, для чего потребуется усиление социальной защиты. Также необходимо повышение эффективности финансовой системы», — сказал Кирилл Гайдук.

Алекс Кремер — глава представительства Всемирного банка в Минске Алекс — посоветовал повышать конкурентоспособность, особенно госпредприятий, и тем самым наращивать объемы и географию экспорта.

Текущие тенденции в экономике

В первые три квартала 2019 года темпы экономического роста значительно замедлились до 1 процента в годовом исчислении с 3,7 процента в январе—сентябре 2018 года. Основным драйвером стало снижение объемов экспорта ввиду слабой внешней среды. Так, товарный экспорт сократился на 3 процента в номинальном выражении в долларах США, что резко отличается от увеличения на 18,3 процента за тот же период в 2018 году.

Экспорт в страны ЕС и дальнего зарубежья сократился на 17,3 и 8,7 процента соответственно, в то время как рост экспорта в Россию и страны СНГ было довольно небольшим — 3,7 и 1,6 процента соответственно. На этом фоне рост внутреннего спроса основывался на росте реальной заработной платы и потребления домохозяйств.

Реальная заработная плата продолжала расти — на 7,6 процента за январь—сентябрь 2019 года, что значительно выше роста производительности труда, составившего 1,5 процента. В результате в первые два квартала 2019 года потребление домашних хозяйств выросло на 6,5 процента в реальном выражении.

Со стороны предложения, в большинстве отраслей обрабатывающей промышленности наблюдалась стагнация объемов производства. Совокупный вклад сельского хозяйства, промышленности, строительства и транспорта в темпы роста ВВП был равен индивидуальному вкладу сектора информации и связи, составляющему 0,5 процентных пунктов.

Объемы промышленного производства практически не менялись в течение трех кварталов, оставаясь чуть ниже одного процента, в отличие от почти 7- процентного роста за тот же период в 2018 году. Слабость в корпоративном секторе привела к почти двукратному увеличению объемов проблемных кредитов в банковской системе — с 3,5 процента на 1 мая 2018 года до 5,5 процента на 1 сентября 2019 года.

По мере замедления роста и материализации воздействия российского «налогового маневра» доходы бюджета несколько упали. В первые три квартала 2019 года, доходы консолидированного бюджета сократились на 0,2 процента г/г, составив 29,6 процентов ВВП, в основном из-за снижения налоговых поступлений от внешней торговли (на 18,5 процента г/г в реальном выражении) в результате снижения доходов от пошлин на экспорт нефтепродуктов. Государственные расходы, напротив, увеличились на 3 процента в реальном выражении, составив 26 процентов ВВП.

Это увеличение было обусловлено ростом субсидий и трансфертов (на 5,2 процента г/г) и расходов на заработную плату (на 4,8 процента г/г) в то же время расходы на обслуживание долга несколько снизились до 2 процентов ВВП. Соотношение суммы внешнего долга, включая расширенное определение государственного долга, и внутреннего долга — составило 49,6 процента.

В то же время, за первые шесть месяцев 2019 года, средства, полученные госпредприятиями и организациями из бюджета на покрытие убытков, увеличились на 18 процентов г/г в номинальном выражении (10,3 процента в реальном выражении), достигнув почти 1,2 млрд. бел. рублей (в эквиваленте долларов США 600 млн. долларов, или около 2 процентов ВВП).

Годовая инфляция замедлилась до 5,3 процента в сентябре 2019 года по сравнению с 5,6 процента в конце 2018 года и небольшим ускорением до 6 процентов в середине 2019 года. Поскольку ускорение инфляции было вызвано неденежными факторами, а рост широкой денежной массы не превысил установленные пределы, Национальный банк снижал свою учетную ставку с 10 процентов, установленных в середине 2018 года, до исторически низкого уровня в 9,5 процента в августе и затем до 9 процентов в ноябре 2019 года.

Несмотря на замедление экспорта, в период с сентября 2018 года по сентябрь 2019 года белорусский рубль укрепился к доллару США в номинальном выражении на 1,8 процента. Гибкость обменного курса была сохранена и были реализованы меры по либерализации валютного рынка. Валовые международные резервы на конец октября 2019 года составили 9,2 млрд. долларов США, что соответствует стоимости более двух с половиной месяцев импорта товаров и услуг.


Среднесрочный прогноз

Прогноз роста на 2020—2021 гг. пересмотрен в сторону небольшого понижения вследствие неблагоприятных условий торговли, ограниченных возможностей стимулирования внутреннего спроса, а также сохраняющихся структурных проблем. Таким образом, темпы роста ВВП будут оставаться рядом со своим потенциальным уровнем, исходя из предположения об отсутствии немедленной компенсации за «налоговый маневр» в России и продолжении нынешней экономической политики в отношении ограниченных структурных изменений.

При этом сохраняется неопределенность в отношении возможной компенсации потерь от «налогового маневра» в России, а также результатов переговоров по двусторонней интеграции. В дальнейшем «налоговый маневр» в России может снизить темпы экономического роста через фискальные и экспортные каналы. Во-первых, постепенный отказ от экспортных пошлин потребует дополнительного ужесточения налогово-бюджетной политики, что, в свою очередь, повлияет на темпы роста ВВП. Во-вторых, повышение цен на сырье для белорусских нефтеперерабатывающих заводов отрицательно скажется на ценовой конкурентоспособности их экспорта, открыв тем самым возможность для корректировки объема производства в нефтехимическом секторе.

Дальнейшее ослабление внешнего спроса, ухудшение условий торговли при сохранении существующего уровня госдолга и ограниченных возможностей стимулирования внутреннего спроса будут сдерживать темпы экономического роста. В случае дальнейшего снижения объемов экспортной выручки могут потребоваться дополнительные внешние заимствования. Вместе с тем, пространство для стимулирования внутреннего спроса остается узким, поскольку на фискальную политику по-прежнему будут оказывать влияние расходы по обслуживанию долга и условные обязательства в отношении предприятий и организаций госсектора. В свою очередь, эффективность денежно-кредитной политики снижена из-за высокой долларизации, так как валютная составляющая денежной массы остается на уровне близком к 60 процентам, а корректировка обменного курса окажет негативное влияние на долг корпоративного сектора (деноминированного на 50 процентов в иностранной валюте) и государства (свыше 90 процентов).

Проведение структурных преобразований является ключом к снижению уязвимостей и повышению потенциала роста экономики. Одним из важных приоритетов является повышение конкурентоспособности и диверсификация экспорта посредством улучшения регуляторной среды и операционной реструктуризации предприятий, в особенности в госсекторе, где производительности ниже, чем в частном.

Недавно принятые меры по стимулированию развития частного сектора могут сработать не в полной мере, если не будут сделаны более значимые шаги в отношении реструктуризации госпредприятий с целью повышения эффективности распределения ресурсов и снижения фискальных рисков.

Для смягчения социальных последствий, необходимо усиление системы социальной защиты в части поддержки безработных и улучшения таргетирования действующих программ социальной защиты уязвимых групп.

Хотя замедление инфляции способствовало снижению реальных ставок по кредитам, кредитование частного сектора не восстановилось до уровня наблюдаемого до рецессии 2015–2016 годов. В Записке по особым вопросам, посвященной проблеме доступа к финансированию сообщается о последних результатах «Обследования состояния деловой среды и показателей работы предприятий» (BEEPS) в Беларуси, в рамках которого были собраны данные о мнениях предприятий о деловой среде, в том числе о доступе к финансированию.

Результаты опроса показывают, что доступ к финансам является препятствием на пути более динамичного расширения частного сектора. Вместе с тем, улучшения могут быть связаны с более комплексными шагами по улучшению возможностей кредитования в экономике.

С тех пор, как Республика Беларусь стала членом Всемирного банка в 1992 году, Всемирный банк предоставил стране кредитные ресурсы на сумму 1,9 миллиарда долларов США. Кроме того, на реализацию различных программ, включая программы с участием организаций гражданского общества, было предоставлено грантовое финансирование в объеме 31 миллион долларов США. На данный момент инвестиционный портфель Всемирного банка в Республике Беларусь включает девять проектов на общую сумму 942,7 миллионов долларов США.

Поделиться публикацией:

Лучшие курсы валют

Покупка Продажа
1 USD 2,1130 2,1160
1 EUR 2,3410 2,3450
100 RUB 3,3220 3,3270
10 PLN 5,4000 5,4700
100 UAH 7,5000 8,0000

Курсы Нацбанка РБ

на сегодня на завтра
1 USD 2,1134 +0,0009 2,1143
1 EUR 2,3388 +0,0048 2,3436
100 RUB 3,3230 +0,0039 3,3269
10 PLN 5,4607 +0,0094 5,4701
100 UAH 8,9212 +0,0386 8,9598