Национальный банк спас рубль от девальвации ... ещё в феврале

Если бы Национальный банк РБ в феврале не провел валютные интервенции в размере около 300 млн. долларов, белорусский рубль девальвировался бы по отношению к доллару на десятки процентов.

Обвал курса белорусского рубля против доллара и евро 9 марта напугал многих людей и привлек внимание к событиям на валютном рынке РБ. Но пугаться стоило раньше, еще в феврале, так как тогда Нацбанк буквально спас наш рубль от девальвации, что осталось незамеченным.

Население и предприятия покупают валюту

Сам Национальный банк о валютных интервенциях в феврале ничего не сообщал, и только в начале марта, в комментарии к изменению золотовалютных резервов за февраль он проинформировал, что продавал валюту на Белорусской валютно-фондовой бирже. Сколько валюты он реализовал, Нацбанк не уточнил, но оценить эту величину можно, сопоставив объемы продажи и покупки валюты на внутреннем рынке РБ.

Физические лица купили валюты в чистом выражении за февраль на 128 млн. долларов, а субъекты хозяйствования — на 285,4 млн. долларов. В то же время, субъекты хозяйствования — нерезиденты в чистом выражении реализовали валюты на 15,3 млн. долларов, а банки — на 87 млн. долларов. Итого получается, что спрос на валюту со стороны перечисленных выше участников рынка в феврале превысил предложение на 311,1 млн. долларов. Это, по-видимому, и есть сумма валютных интервенций Нацбанка. По крайней мере, других данных и оценок нет.

Чтобы понять, насколько серьезным было влияние этих продаж на курс рубля, можно сопоставить эту величину с объемом торгов иностранными валютами на бирже в феврале текущего года. Это 2,095 млрд. рублей, то есть немногим менее 1 млрд. долларов. В феврале прошлого года объем равнялся 1 млрд. рублей. 

Валютные интервенции Нацбанка составили примерно третью часть всей валюты, реализованной в прошлом месяце на бирже. Это очень много, и можно с уверенностью сказать, что если бы не такие продажи, то курс белорусского рубля на бирже рухнул бы на десятки процентов. Дело в том, что в Беларуси нет обычных для валютных рынков игроком — специальных фондов, спекулянтов, которые в других странах выполняют корректирующую функцию и начинают продавать больше валюты, когда на нее растет спрос. Поэтому наш валютный рынок характеризуется повышенной неустойчивостью.

Это означает, что стоимость валютной корзины из доллара, евро и российского рубля в феврале должна была значительно вырасти — может быть, на треть, а то и больше. Но благодаря валютным интервенциям Нацбанка стоимость корзины увеличилась всего на 1,7%.

Таким образом, и получается, что Нацбанк в феврале спас белорусский рубль от девальвации. Конечно, правильнее было бы говорить о падении курса рубля, а не девальвации, так как под последней понимается одноразовое резкое уменьшение курса. Но все как-то привыкли называть девальвацией любое значительное изменение курсов валют за некоторый период времени, поэтому на точность термина можно не обращать внимания.

В Беларуси курс рубля одновременно плавающий и регулируемый

Данный вывод о роли и действиях Нацбанка противоречит утверждениям специалистов самого банка о его курсовой политике, в частности, о гибком плавающем курсе рубля. В частности, начальник управления информации и общественных связей — пресс-секретарь Нацбанка Александр Тимошенко 9 марта сообщил, что «гибкий плавающий курс позволяет адекватно реагировать на конъюнктурные шоки и при этом не допускать диспропорций в соотношении спроса на иностранную валюту и ее предложения на внутреннем валютном рынке». При этом в этот день курс белорусского рубля на самом деле был почти стабильным: стоимость валютной корзины снизилась всего на 0,3%.

На БВФБ 9 марта значительно менялись курсы отдельных валют по отношению к белорусскому рублю, но не потому, что курс рубля плавающий, а потому что они изменялись на рынке форекс друг по отношению к другу. То есть, допустим, курс российского рубля на Московской бирже плавающий, а вот курс белорусского рубля на БВФБ — почти стабильный (по отношению к валютной корзине) за счет валютных интервенций.

В Нацбанке постоянно говорят о плавающем курсе рубля, хотя он у нас на самом деле регулируемый, а плавает в весьма ограниченных пределах. 

В 2019 году предложение валюты на внутреннем рынке РБ превысило спрос примерно на 2,3 млрд. долларов, и, похоже, что почти весь избыток скупил Нацбанк. То есть в 2019 года Нацбанк искусственно занижал курс рубля. В феврале он продавал валюту, практически стабилизировав белорусский рубль (по отношению к корзине), то есть завышал его курс, препятствуя девальвации.

Александр Тимошенко подчеркнул, что Национальный банк не устанавливает каких-либо целей по уровню курса белорусского рубля или темпам его изменения. Целей по уровню курса у Нацбанка, возможно, нет, но какие-то другие цели у него есть — ведь валютные интервенции он осуществляет явно не случайным образом, кидая, допустим игральные кости. И в итоге как-то так получается, что целей стабилизации курса рубля против корзины у Нацбанка нет, а стабилизация есть.

Премьер-министр Беларуси Сергей Румас 9 марта также высказался по поводу курса рубля. Он сказал, что «в любом случае Национальный банк будет следовать рыночным тенденциям и не будет искусственно сдерживать белорусский рубль». Трудно как-то комментировать эти слова на фоне валютных интервенций Нацбанка в феврале.

Проблема в том, что у нас финансовые чиновники часто говорят то, что не совсем соответствует действительности. Они, разумеется, не обманывают нас, но говорят не всю правду. Например, курс белорусского рубля действительно плавающий, как и говорят чиновники, но в ограниченных пределах и не всегда абсолютно «плавающий», о чем они часто не упоминают.

Это не упрек в адрес наших финансистов — похоже ведут себя руководители, пожалуй, всех центробанков и финансовых министерств. У них даже какое-то обоснование имеется для такого поведения — «деньги любят тишину». Тут, правда, упускается из виду, что финансовые чиновники управляют не своими личными деньгами, а средствами народа, поэтому тишина кажется несколько неуместной.

Но чиновников не переделаешь, надо пытаться понять, чего же они нам не говорят, и что будут делать. В настоящее время Нацбанк, сохраняя тишину, спасает белорусский рубль от девальвации, проводя валютные интервенции. Их размер весьма значителен, поэтому так поступать он будет недолго — от силы несколько месяцев. 

У Нацбанка, по-видимому, нет предельной величины резервов, которые он готов направить на интервенции. Всего резервов у страны порядочно — 8,8 млрд. долларов, но все их тратить никто не станет. Миллиард долларов еще может быть, но вряд ли больше. Это будет решать, по-видимому, президент.

Потребность в интервенциях будет существовать, по-видимому, пока белорусские НПЗ не восстановят объемы переработки нефти, а на зарубежном рынке, в первую очередь, в России, не утихнут валютные и ценовые штормы.

Если это произойдет в течение нескольких месяцев, ситуация стабилизируется и на валютном рынке РБ, и необходимость в валютных интервенциях отпадет. На это в Нацбанке и рассчитывают. Александр Тимошенко отметил, что «Вместе с тем мы считаем, что по мере ослабления внешних негативных факторов произойдет смена динамики курса белорусского рубля к мировым валютам». Тогда курсы доллара и евро могут даже снизиться по сравнению с текущими уровнями, и Нацбанк может снова начать скупать валюту.

А вот если стабилизации не будет, то тогда мы увидим, что такое настоящий плавающий курс: Нацбанк сократит интервенции, а белорусский рубль ослабеет на десятки процентов по отношению к корзине валют, после чего подскочат цены, и последует то, что мы уже несколько раз проходили. Курсы доллара и евро через некоторое время после нового скачка, снова снизятся, но останутся намного выше текущего уровня.

Источник: https://www.belrynok.by

Лучшие курсы валют

Покупка Продажа
1 USD 2,5680 2,5700
1 EUR 3,0390 3,0500
100 RUB 3,4000 3,4180
10 PLN 6,6500 6,8400
100 UAH 6,5000 9,0000

Курсы Нацбанка РБ

на сегодня на завтра
1 USD 2,5658 0,0000 2,5658 
1 EUR 3,0414 0,0000 3,0414 
100 RUB 3,4205 0,0000 3,4205 
10 PLN 6,8286 0,0000 6,8286 
100 UAH 9,1076 0,0000 9,1076