Главная arrow Новости arrow Аналитика arrow Последствия девальвации: чего ждать в этом году

Последствия девальвации: чего ждать в этом году

29.04.2015 г.
Произошедшая в канун нового, 2015 года более чем 30-процентная девальвация белорусского рубля за последние 6 лет была уже третьей. Ей предшествовали "новогодний сюрприз" 2009 года (чуть менее 30%) и рекордная 270-процентная девальвация 2011-го. Сценарии у них были различными.

Девальвацию 2009 г. можно назвать "секретной": белорусские денежные власти сохранили в тайне намерение ее провести и осуществили внезапно.

Напротив, девальвация 2011 г. была спонтанной и неконтролируемой.

Наконец, сценарий 2014 г. можно назвать прогнозируемым: все понимали, что белорусский рубль переоценен, вопрос был только в том, когда и насколько он обесценится.

Разная типология трех девальваций делает еще более интересным анализ их последствий. Собственно, на его основании попытаемся спрогнозировать на ближайшее будущее кратко- и среднесрочные последствия последней девальвации 2014 года.


Из триады показателей


Для анализа следует избрать несколько групп показателей:
  • 1) банковские, отражающие как предпринимаемые меры денежно-кредитной политики (ДКП) (например, ставка рефинансирования и другие ставки), так и их последствия (величина валютных резервов, сальдо платежного баланса);
  • 2) макроэкономические (различные измерители инфляции, величина ВВП);
  • 3) социально-экономические (величина средней заработной платы и различные нормативные и индикативные показатели в социально-трудовой сфере).

Все эти показатели делятся на экзогенные, то есть устанавливаемые нормативным путем, и эндогенные — те, которые являются результатом предпринимаемых мер. Хотя граница между ними достаточно условна: меры государственного регулирования также выбирают в зависимости от состояния (индикаторов) экономики. Поэтому связь между ними двусторонняя.

При выборе временных интервалов, по которым подобраны данные, целью было показать соответствующие изменения в течение года после девальвации (с поквартальной разбивкой). Однако нужно учитывать, что соответствующие процессы в 2011 г. в течение полугода (с апреля по октябрь) протекали в состоянии неопределенности с валютным курсом. Поэтому ввиду проблемы выбора "точки отсчета" полной сопоставимости с 2009 г. достичь достаточно сложно. Также пока отсутствуют полные данные по 2015 году.


Сценарии отличаются


В строке "курсы валют" следует обратить внимание на отличие сценария 2014-2015 гг. от двух предыдущих.

Ранее белорусский рубль пропорционально опускался относительно всех трех валют, ныне входящих в валютную корзину Нацбанка. В 2014 г. темпы девальвации российского рубля опережали темпы снижения курса белорусского рубля. Например, за октябрь — ноябрь 2014 г. белорусский рубль потерял 22% своей стоимости к доллару, но на 25% укрепился к российскому рублю.

Последний колебался в прошлом году без малого с двукратной разницей: от более 300 BYR в июне до 163 BYR по состоянию на 18.12.2014 г. Дата наибольшего укрепления белорусской валюты по отношению к российской совпала с началом девальвации (постановления правления Нацбанка № 786 и 788), то есть ее причина не вызывает сомнений.

Но события 2015 г. — это сплошной откат назад. С февраля по апрель белорусский рубль укрепился по отношению к доллару США на 7%, к евро — на 13%, тогда как по отношению к российскому рублю ослаб на 12%. Сегодняшний курс белорусского рубля к российскому практически соответствует октябрю прошлого года.

Впрочем, подобная асинхронность нередка, хотя ранее разброс не был таким резким. Например, в течение полугода в 2009 г. доллар потерял 68 BYR, тогда как за этот же период российский рубль укрепился на 8,57 BYR, а евро — на 285 BYR.

Валютные резервы (имеются в виду международные резервные активы в национальном определении) за последнее десятилетие демонстрируют стойкую тенденцию к росту.

По последним данным, на 1 марта 2015 г. они оцениваются в 5.255,9 USD (до третьей цифры совпадает с аналогичным показателем по состоянию на начало валютного кризиса 2011 г.). Это значительно меньше, чем три года назад (падение на 43%), но в разы больше, чем, например, в 2004 г. (на 1 января 2004 г. — 853,9 млн. USD, то есть 15,4 % от сегодняшней цифры).

Впрочем, для объективного анализа величина валютных резервов на конкретную дату должна оцениваться в сопоставлении с сальдо платежного баланса и графиком предстоящих платежей по обслуживанию внешнего государственного долга. Основные направления ДКП на 2015 г. планируют нулевое изменение валютных резервов.

Сальдо платежного баланса за последние годы также подвержено серьезным колебаниям. Обращают на себя внимание два факта: 1) отрицательное сальдо на последнюю из имеющихся дат (III квартал 2014 г.); 2) прогресс в положительном росте сальдо, который был достигнут за полгода в 2011 г. в результате резкой девальвации (рост на 4.654 млн. USD, то есть почти на четверть ВВП в долларовом выражении).

Важнейшие параметры прогноза социально-экономического развития РБ на 2015 г., утвержденные Указом президента РБ от 1.12.2014 г. № 550, планируют на текущий год снижение экспорта товаров и услуг (до уровня 96-96,4% к предыдущему году), однако это падение должно произойти только за счет нефти и нефтепродуктов (без них — небольшое увеличение — 100,3%). Сальдо внешней торговли товарами и услугами в процентах к ВВП должно снизиться на 3,3-3,5%.

Ставка рефинансирования и ставка Нацбанка по кредитам овернайт отражают проводимую Нацбанком ДКП. Правда, нужно учитывать, что в настоящее время ставка рефинансирования Нацбанка является скорее индикативным показателем, не привязанным к конкретным операциям регулятора (номинальная ставка).

Впрочем, это не исключает использование ставки рефинансирования для определения процентных ставок по таким операциям, а также по многим другим кредитным договорам (в качестве составляющей переменной процентной ставки).

Ставка по кредитам овернайт (на срок 1 день) самая распространенная из постоянно доступных операций Нацбанка по поддержанию ликвидности, которых на самом деле много (ставки по сделкам СВОП, РЕПО, депозитам, ломбардным кредитам и т. д.). В отличие от других МБК, кредитам овернайт присущ известный автоматизм (регулятор не вправе отказать банкам в проведении таких операций при выполнении ими установленных требований).


Разные корни одного явления


На первый взгляд, политика Нацбанка в отношении процентных ставок во время и после девальваций 2009 и 2011 годов была принципиально различной — мягкой в первом случае и жесткой во втором, когда рост рублевой денежной массы через механизм мультипликатора во втором случае явно выраженно сдерживался, что должно было положительно сказаться на курсе национальной валюты.

На самом деле следует обратить внимание на то, что в ходе кризиса 2011 ставка рефинансирования и ставки по операциям Нацбанка были отрицательными (то есть ниже уровня инфляции), тогда как в 2009 и 2015 годах — положительными. Последнее можно объяснить, видимо, высокими инфляционными ожиданиями и попытками смягчить возможные последствия.

Сценарий последней девальвации больше напоминает 2009 г., о чем говорит снижение в феврале 2015 г. ставки по кредитам овернайт до 40%. Последнее снижение этой ставки в марте привело ее к значению 35%, тогда как ставка рефинансирования, увеличенная в январе до 25%, была оставлена без изменений. Основными направлениями ДКП РБ на 2015 год, утвержденными Указом президента РБ от 1.12.2014 г., запланирована среднегодовая ставка рефинансирования в размере 15-16%.

Индекс потребительских цен (ИПЦ) как раз служит основным измерителем инфляции и представляет собой изменение во времени стоимости фиксированного набора товаров и услуг, фактически потребляемых населением.

 Если оценивать данные за год, то годовые темпы инфляции в 2009 г. колебались в пределах 6-8%, а в 2011 г. достигали 208,7% (по ИПЦ) и 258,2% (по индексу цен на промышленную продукцию). Очевидно, что валютный кризис 2009 г. практически не затронул внутренние цены, тогда как в 2011 г. последние на 2/3 (потребительские цены) или 3/4 (промышленные) абсорбировали в себя последствия девальвации.

Причина, на наш взгляд, в том, что основным стимулятором валютного кризиса 2011 г. явился рост зарплат: рост средней заработной платы за полгода (с октября 2010 г. по март 2011 г.) составил без малого двукратную величину. При этом корни девальвации 2009 г. следует искать скорее во внешних факторах (переоцененность белорусского рубля).


По пульсу цен


Основной задачей ДКП в 2015 году останется снижение инфляции, измеряемой индексом потребительских цен (ИПЦ), до 12% (декабрь 2015 г. к декабрю 2014 г.). Прирост широкой денежной массы в 2015 г. должен сложиться на уровне 5-13%.

Впрочем, основные направления были утверждены еще до декабрьской девальвации.
В течение 2014 г. годовые показатели роста инфляции находились на уровне от 112,7 (промышленность) до 30,6% (потребительские цены). На 1 декабря 2014 г. последний показатель составлял 116,1%. По данным за февраль 2015 г., месячный рост ИПЦ составил 101,7%, за два месяца — 104,1%. То есть, если идти такими темпами, "план по инфляции" будет перевыполнен двукратно.

Расчет ИПЦ основывается на статистической информации и базируется на результатах наблюдения за ценами и тарифами на товары и платные услуги населению. Определение состава корзины товаров и услуг принципиально важно для прогнозирования того, какая доля номинального обесценения белорусского рубля перейдет в инфляцию: чем больше в ней импортных компонентов, тем выше вероятность того, что девальвация потянет за собой инфляцию, и наоборот.

По причине произвольного подхода к формированию потребительской корзины для сравнения приводятся еще два показателя инфляции: индексы цен производителей на промышленную продукцию производственно-технического назначении и дефлятор ВВП. Обращает на себя внимание тот факт, что первый в 2011 г. рос быстрее ИПЦ (расхождения до 20%), хотя в теории должно быть наоборот.

Еще одни показатель инфляции — дефлятор ВВП — ценовой индекс, созданный для измерения общего уровня цен на товары и услуги (потребительской корзины) за определенный период в экономике. Используется для пересчета номинального ВВП в реальный (то есть с учетом инфляции).

Мы его приводим еще по той причине, что сведения даются не за месяц, а за год, что позволяет нагляднее представить величину инфляционных процессов. В отличие от ИПЦ, он включает все товары, а не только потребительские. Позволяет оценить реальные изменения объемов производства, однако среди экономистов считается, что дефлятор ВВП недооценивает уровень инфляции (хотя есть мнения, что ИПЦ его переоценивает).

Итоги наблюдений за приведенные периоды заставляет усомниться в данных выводах: чаще всего дефлятор незначительно колеблется вокруг ИПЦ, иногда заметно его превышая (в октябре 2012 г. 188,4 против 130,6% соответственно), а иногда падая (в декабре 2011 г. 158,4 против 208,7% ИПЦ и 258,2% в промышленности).

В настоящее время дефлятор и ИПЦ дают примерно одинаковые результаты измерений (в декабре 2014 г. по отношению к декабрю 2013 г. 118 и 116,2% соответственно).


Зарплата давит на валютный рынок


Размер ВВП (то есть стоимость всех произведенных в стране товаров, работ, услуг) часто провозглашается целью всей макроэкономической политики и поэтому таргетируется.

Например, важнейшие параметры прогноза социально-экономического развития РБ на 2015 г. (Указ президента РБ от 1.12.2014 г. № 550) планируют рост ВВП на 100,2- 100,7%, причем за счет опережающих темпов роста производительности труда (101,5-102%). Цифры эти являются самыми скромными за анализируемый период (не считая короткого временного интервала в 2009 г., когда рост ВВП был отрицательным), не говоря о том, что их надо еще выполнить.

В данной статье в фокусе внимания — влияние изменений на валютном рынке на величину заработной платы и другие показатели в социально-трудовой сфере.

Средняя заработная плата — показатель статистический и к тому же достаточно субъективный (как пресловутая "средняя температура по больнице"). Очевидно, что рост средней заработной платы на 48% в течение 2010-го — начале 2011 г. в условиях достаточно мягкой ДКП и спровоцировал давление на внутренний валютный рынок, приведшее в результате к известному кризису.

Интересен вопрос: когда долларовый эквивалент белорусских зарплат вернется к прежнему уровню (612 USD на 1.12.2014 г.)?

Опыт предыдущих девальваций разнится: средняя заработная плата в течение 2009 г. упала с 395 до 343 USD, тогда как за полтора года, с апреля 2011 г. по октябрь 2013 г., она выросла с 513 до 557 USD (и это несмотря на более чем трехкратное падение курса национальной валюты).

Очевидно, этому способствовал рост экспорта, о чем свидетельствует увеличение валютных резервов за тот же период почти на 40%. Планировать нечто подобное в этом году было бы излишне оптимистично, что, в принципе, и отражено в основных направлениях.

Рост либо замораживание заработной платы зависит и от секторов экономики. Например, для бюджетников значение имеет дата изменения валютного курса, то есть можно ли включить в расходы бюджета на очередной год дополнительные затраты на оплату труда. Очевидно, что в этом году — нет, так как девальвация произошла в конце декабря, когда бюджет был уже готов.

Нужно учитывать, что именно бюджет наряду с банками, экспортерами и другими в предыдущие годы являлись теми "точками роста", вслед за которыми начиналось повышение заработной платы в других отраслях.

Предпринимаемые в настоящее время Нацбанком меры по дедолларизации экономикив качестве одной из целей могут иметь как раз выравнивание последствий девальвации с целью более равномерного распределения их между различными секторами.

Обращает на себя внимание, что номинальная средняя заработная плата в январе 2015 г. уменьшилась по сравнению с предыдущим месяцем на 11,5%, или на 782,8 тыс. BYR. Притом что в декабре 2014 г. по отношению к ноябрю наблюдался рост на 9,9%.

Впрочем, мы бы не стали делать далеко идущие выводы. В декабре обычно выплачиваются премии и прочие вознаграждения стимулирующего характера, причем это тенденция нескольких последних лет (в декабре 2012 г., например, за месяц рост составил 11,7%). Средняя заработная плата в январе — декабре 2014 г. составила 6.091,3 тыс. BYR, что практически соответствует 6.023,2 тыс. BYR в январе 2015 г.

Февраль осторожно подтверждает данные выводы — рост на 1,8% к январю.

30-процентная девальвация 2009 г. сопровождалась повышением заработной платы в течение года на 12% (в рублевом выражении), что-то похожее, скорее всего, ждет нас и в 2015 г.
Средняя заработная плата используется и в качестве экзогенного показателя, например для индексации размера пенсий. Поэтому во избежание излишнего давления на бюджет ФСЗН при ее определении (оценке) можно предположить тенденцию занижения.


Пляски величин


Важнейшие параметры прогноза социально-экономического развития РБ на 2015 г. предполагают рост реальных располагаемых денежных доходов населения на 101,1-101,5%. Мы не можем утверждать, учтено ли здесь увеличение ставки подоходного налога на 1% (с 12 до 13%). Впрочем, дата принятия этого документа предшествовала девальвации.

Тарифная ставка первого разряда используется при установлении республиканских тарифов оплаты труда по тарифным коэффициентам ЕТС и определяется правительством.

Хотя в настоящее время Указом президента РБ от 10.05.2011 г. № 181 "О некоторых мерах по совершенствованию государственного регулирования в области охраны труда" коммерческим организациям и индивидуальным предпринимателям предоставлено право самостоятельно принимать решения о применении ЕТС. Поэтому изменение ее размера в течение года вряд ли способно спровоцировать пропорциональный рост средней заработной платы. Впрочем, в 2015 г. ее размер уже дважды увеличивался (в марте — до 292 тыс. BYR).

Минимальный потребительский бюджет (МПБ) — расходы на приобретение набора потребительских товаров и услуг для удовлетворения основных физиологических и социально-культурных потребностей человека. МПБ представляет собой денежную оценку натурально-стоимостной потребительской корзины и используется как социальный норматив для: прогнозирования изменения уровня жизни населения; усиления социальной защиты и поддержания наименее защищенных слоев населения; определения минимальных размеров заработной платы, пенсий, стипендий, пособий, других социальных выплат и т. п.

Величину МБП (мы берем в расчете на семью из 4 человек) можно выразить в долларовом эквиваленте, что позволит прийти к любопытным выводам. На начало кризисов 2009 и 2011 гг. этот показатель был абсолютно одинаковым — по 157 USD, на 1.10.2012 г. — почти таким же — 156 USD. Лишь в результате обесценения белорусского рубля в 2009 г. он упал до 135 USD. До начала нынешнего кризиса — на 1 декабря 2014 г. — он составлял 194 USD. Выводом может быть то, что белорусский рубль был переоценен, и весьма значительно. В текущем году стоимость МПБ опустилась до 140 USD.

Показатель минимальной заработной платы (МЗП) применяется как государственный минимальный социальный стандарт в области оплаты труда за работу в нормальных условиях при выполнении установленной (месячной или часовой) нормы труда. Размер МЗП (месячной и часовой), установленный законодательством, является обязательным для нанимателей в качестве низшей границы оплаты труда работников. Связь с валютным курсом далеко не прямая. Хотя в 2015 г. размер МЗП увеличен почти на 17%.

Базовая величина — это исключительно "юридический" показатель, поскольку именно он используется практически во всех кодексах и других законодательных актах, когда речь заходит об определении размера ответственности, уплате госпошлины и в других случаях.

Это "самая официальная" из всех рассматриваемых в данной статье величин, определяемая исключительно нормативным путем. В то же время более чем пятикратное увеличение менее чем за 3 года (с 35 тыс. BYR в течение 2007-2012 гг. до 180 тыс. BYR в 2015 г.) обращает на себя внимание.

Зависим от политических составляющих


В начале года опережающие темпы девальвации российского рубля по отношению к белорусскому при 50-процентной ориентации на российские рынки (и лишь 40% "веса" российского рубля в валютной корзине, к которой в данный момент привязан белорусский рубль) оставляли место для дальнейших девальвационных ожиданий.

Впрочем, укрепление российского рубля (которому наверняка рады как белорусские денежные власти, так и экспортеры) внесло неопределенность в выбор одного из будущих сценариев: слишком уж велико значение политических составляющих сегодняшней ситуации.

Наряду с угрозой нарушения хрупкого перемирия на юго-востоке Украины сильнейшим фактором, способным вновь обвалить цены не нефть, а вслед за ними — и российский рубль, являются мирные договоренности с Ираном. 9 лет этот крупнейший производитель нефти жил в режиме санкций и теперь готов наверстать упущенное.

Впрочем, эксперты склоняются к тому, что падение цен на нефть будет постепенным, а не обвальным. Наверняка многие этому будут рады: как бы ни спорили экономисты по поводу степени влияния высоких цен на энергоносители на мировой финансовый кризис, эмпирические данные свидетельствуют в пользу того, что постепенный экономический рост вначале в США, а затем и в Европе происходит на фоне падения цен на нефть.

Что же касается Беларуси, то при сохранении нынешних умеренно жестких мер ДКП и отсутствии внутренних резервов для роста заработной платы к внешнему давлению на существующий курс вряд ли добавится внутреннее.

Впрочем, в год выборов в этом вопросе трудно делать далеко идущие прогнозы. Пока заметно, что власти скорее готовы сдерживать рост цен, нежели стимулировать рост зарплат.

http://www.belmarket.by/

 

Выгодные курсы валют 12/12

покупка продажа
USD 2,0320 2,0350
EUR 2,3900 2,3980
100 RUB 3,4450 3,4500
EUR/USD 1,1730 1,1795
все курсы

Курсы валют НБ РБ

12/12 13/12
1 USD 2,0330 2,0296 -0,0034
1 EUR 2,3973 2,3915 -0,0058
100 RUB 3,4336 3,4501 +0,0165
все курсы валют