Главная arrow Новости arrow Аналитика arrow Что мешает центробанкам мира справиться с кризисом

Что мешает центробанкам мира справиться с кризисом

05.02.2015 г.
Мы живем в мире, где слишком много предложения и слишком мало спроса. И это означает, что центральные банки развитых и развивающихся стран еще долго будут преследовать весьма нестандартную политику.

Несбывшиеся пророчества


Кто бы мог подумать, что спустя шесть лет после мирового финансового кризиса большинство стран с развитой экономикой все еще будут плавать в алфавитном супе — ZIRP, QE, CE, FG, NDR, U-FX Int – нетрадиционных денежно-кредитных политик?

Ни один центральный банк до 2008 года не рассматривал ни одну из этих мер — политику нулевой процентной ставки, количественное смягчение, кредитное смягчение, политику «опережающей индикации», отрицательный уровень депозитных ставок и неограниченные валютные интервенции соответственно. Сегодня они стали одним из основных инструментов для регуляторов.

Действительно, только за последний год-полтора Европейский центральный банк принял свою собственную версию FG («опережающей индикации»), а затем перешел к ZIRP (политике нулевой процентной ставки), после чего принял CE (смягчение кредита), а после решил попробовать NDR (отрицательный уровень депозитных ставок). В январе он в полной мере принял политику QE (количественного смягчения). И сейчас ФРС, Банк Англии, Банк Японии, ЕЦБ и другие центральные банки более мелких развитых экономик, вроде Национального банка Швейцарии, полагаются на эти нетрадиционные меры.

Многие предупреждали, что такое значительное увеличение мировой ликвидности приведет к гиперинфляции, коллапсу доллара США, заоблачным ценам на золото и в конечном итоге к гибели не обеспеченных золотом валют от рук их криптовалютных конкурентов. Но ни одно из этих страшных предсказаний не подтвердилось на практике.

Инфляция невелика и продолжает падать практически во всех странах с развитой экономикой; их центральные банки не в состоянии достичь своей цели — явной или неявной — на уровне 2% инфляции, а некоторые пытаются избежать дефляции. Кроме того, стоимость доллара резко выросла по отношению к иене, евро и большинству валют развивающихся рынков. Цены на золото после их обрушения в 2013 году упали с $1 900 за унцию до $1 200. И Bitcoin показал худшие результаты среди валют в 2014 году, его стоимость снизилась почти на 60%.


Много предложения, мало спроса


Почему прорицатели кризиса так поразительно ошиблись? Суть их ошибки заключается в смешении причины и следствия.

Центральные банки все активнее принимали нетрадиционную денежно-кредитную политику потому, что после 2008 года восстановление было крайне анемичным. Такая политика необходима для противодействия дефляционному давлению, обусловленному необходимостью болезненного избавления от закредитованности.

Например, в большинстве стран с развитой экономикой по-прежнему наблюдается очень большой спад производства, когда и объемы выпуска, и спрос значительно ниже потенциала, поэтому влияние фирм на ценообразование ограничено.

Рынки труда довольно вялы. Заметно ослаблены и рынки недвижимости, где бум сменился спадом (в США, Великобритании, Испании, Ирландии, Исландии и Дубае). А вздувшиеся пузыри на других рынках (например, в Китае, Гонконге, Сингапуре, Канаде, Швейцарии, Франции, Швеции, Норвегии, Австралии, Новой Зеландии) представляют собой новый риск, так как их коллапс потащит за собой вниз цены на жилую недвижимость.

Товарные рынки тоже стали источником дефляционного давления. Сланцевая энергетическая революция в Северной Америке привела к снижению цен на нефть и газ, а замедление роста Китая подорвало спрос на широкий круг товаров, в том числе железную руду, медь и другие промышленные металлы, предложение которых велико после многих лет высоких цен, способствовавших инвестициям в новые мощности.

Растущее неравенство доходов — за счет перераспределения доходов от тех, кто больше тратит, к тем, кто больше экономит, — обострило дефицит спроса. Такую же роль сыграла асимметричная корректировка между экономиками-кредиторами, которые много сберегают и не испытывают потребности тратить больше, и экономиками-должниками, чьи чрезмерные расходы сталкиваются с таким рыночным давлением, но которые теперь вынуждены больше экономить.

Проще говоря, мы живем в мире, в котором слишком много предложения и слишком мало спроса. Результатом является постоянное антиинфляционное, если не дефляционное давление, несмотря на агрессивное денежно-кредитное смягчение.


Рецессия на экспорт


Неспособность нетрадиционной денежно-кредитной политики предотвратить резкую дефляцию отчасти отражает тот факт, что такая политика стремится ослабить валюту, тем самым улучшая чистый экспорт и ускоряя инфляцию. Это, однако, игра с нулевой суммой, при которой дефляция и рецессия просто экспортируются в экономики других стран.

Возможно, еще важнее возникшее глубокое несоответствие между монетарной и налогово-бюджетной политикой. Чтобы быть эффективным, денежно-кредитное стимулирование должно сопровождаться временным налогово-бюджетным стимулированием, которого сейчас не хватает во всех крупных экономиках.

Даже Международный валютный фонд правильно указал, что одним из решений для мира со слишком большим предложением и маленьким спросом должны быть государственные инвестиции в инфраструктуру, которой не хватает — или которая рушится — в большинстве стран с развитой экономикой и на развивающихся рынках (за исключением Китая).

Аргументы в пользу расходов на инфраструктуру действительно убедительны. Но разнообразные политические ограничения — в частности, тот факт, что в экономиках с недостатком денег правительства сокращают вначале капитальные вложения, а потом уже зарплаты бюджетникам, субсидии и другие текущие расходы, — сдерживают столь нужный инфраструктурный бум.

Все это создает предпосылки для дальнейшего медленного роста, долгого застоя, замедления инфляции и даже дефляции. Вот почему при отсутствии адекватной налоговой и бюджетной политики для борьбы с недостатком совокупного спроса нетрадиционная денежно-кредитная политика будет оставаться центральным элементом макроэкономического ландшафта.

Нуриэль Рубини, глава Roubini Global Economics, профессор экономики школы бизнеса Stern Нью-Йоркского университета

http://rbcdaily.ru/
 

Выгодные курсы валют 19/08

покупка продажа
USD 2,0490 2,0530
EUR 2,3360 2,3400
100 RUB 3,0400 3,0600
EUR/USD 1,1390 1,1440
все курсы

Курсы валют НБ РБ

19/08 20/08
1 USD 2,0508 2,0508 +0,0000
1 EUR 2,3366 2,3366 +0,0000
100 RUB 3,0610 3,0610 +0,0000
все курсы валют