Главная arrow Новости arrow Аналитика arrow Беларуси придется девальвировать нацвалюту по примеру основных торговых партнеров?

Беларуси придется девальвировать нацвалюту по примеру основных торговых партнеров?

27.02.2014 г.
Основные партнеры Беларуси по интеграционным образованиям на постсоветском пространстве взяли курс на планомерное ослабление нацвалют. Последним от поддержания своей валюты отказался Казахстан.

Любопытно, что в отличие от Беларуси золотовалютные совокупные резервы Казахстана находятся на рекордно высоком для страны уровне - почти $100 млрд., или 50% ВВП страны, в т.ч. резервы Центробанка - $24 млрд.

Таким образом, при желании сохранить макроэкономическое затишье Казахстан мог бы и дальше растрачивать резервы, поддерживая тенге.

Ранее российский Центробанк временно устранился от поддержания курса рубля: с начала года он ослаб на 8% - с RUR32,66 за $1 до RUR $35,26 за $1. Настолько же упала украинская гривна - сейчас за $1 дают 8,64 гривны против 7,99 на 1 января. Белорусский рубль за тот же период снизился на 2% - и это явно не предел.

Очевидно, что если не отпустить его, то отечественные производители даже на традиционных для себя рынках России, Украины и Казахстана станут проигрывать местным конкурентам.

О том, насколько еще могут упасть нац-валюты и спасет ли это наших производителей, корреспондент «БелГазеты» беседовал с замдиректора Центра развития Высшей школы экономики (РФ) Валерием МИРОНОВЫМ.

— С чем связана девальвация национальных валют, синхронно идущая в ряде постсоветских стран?

— Общей причиной ослабления валют во всех трех странах - в России, Украине и Казахстане - является свертывание мер количественного смягчения в США. Риски там снижаются, а процентные ставки будут расти, т.е. повысится доходность инвестиций.

Это вызывает текущий и будущий отток капитала с развивающихся рынков в развитые экономики, прежде всего в США. Отток капитала стал трендом для многих стран не только постсоветского пространства. Он характерен для Аргентины, Турции и ряда других развивающихся рынков. Темпы падения национальных валют различаются только в зависимости от поведения регуляторов.

Казахстан на поддержание курса тенге за последнее время истратил примерно треть своих золотовалютных резервов, в то время как Россия за год с небольшим - только 10%. Но после того как российский Центробанк отпустил рубль, Казахстан был вынужден принять аналогичные меры, потому что там многие товары, в т.ч. продовольственные, вытеснялись продукцией российских производителей, которая оказывалась дешевле.

Ослабление тенге позволит сбалансировать рынок и вытеснить часть товаров стран-конкурентов. Конечно, используя девальвацию как средство конкурентной борьбы, регулятор действует в ущерб текущему потреблению населения, покупательская способность которого снижается в отношении импортных товаров.

Девальвация приведет к росту процентных ставок, что частично выльется в рост цен. Но компенсирует отток капитала и нивелирует ценовое превосходство производителей из стран-конкурентов.


— Многие аналитики считают девальвацию неизбежной для сырьевых экономик России и Казахстана в период падения цен на нефть и необязательной в период их роста...

— Все-таки в условиях сырьевой экономики курс должен контролироваться, чтобы не стимулировать спекулянтов. В период высоких цен на нефть Центробанку надо накапливать резервы, чтобы затем поддерживать с их помощью рубль во время низких цен.

Конечно, девальвация выгодна сырьевикам - они получают доходы в инвалюте, а расходы делают в национальной. Но вряд ли, по крайней мере в России, кто-то думал о том, чтобы увеличить доходы «Лукойла» или «Газпрома».

Несмотря на довольно жесткую налоговую систему, привязывающую налоги к ценам на нефть, у нефтяных компаний были накоплены излишки, полученные в период высоких нефтяных цен. У них есть резервный стабилизационный фонд, большие вложения за рубежом. Они явно не самые страдающие в России. Но от девальвации у них рентабельность, конечно, увеличилась.

При девальвации рентабельность всей обрабатывающей промышленности в России формально выросла в 1,5 раза. Предприятия целого ряда секторов, имевшие прежде отрицательную рентабельность, теперь вышли на положительную. Правда, остается открытым вопрос, удастся ли им нарастить производство, со своей продукцией выйти на внешние рынки. Достаточно ли будет ценовых индикаторов или важно будет еще и качество, реноме российской продукции?

— Основные торговые партнеры Беларуси ослабили свои валюты. Означает ли это неминуемую девальвацию белорусского рубля, без которой наши товары на этих рынках никому не будут нужны?

— Да, это обычное явление, стандартное средство повышения конкурентоспособности ваших производителей на внешних рынках.


— Практика показывает, что это не панацея. С 2009г. белорусский рубль перманентно ослаблялся, и довольно значительно. Но это стимулировало экспортеров лишь в краткосрочной перспективе. У нас в цене экспортируемой продукции высока доля импортного сырья, материалов и комплектующих, которые просто съедали эффект от девальвации...

— Все зависит от наличия свободных производственных мощностей, загрузив которые, можно повысить выход продукции и отправить ее на экспорт. Если нет этого потенциала, можно провести девальвацию и не получить никакого отклика на нее.

Плюс важно, производится ли производственное оборудование внутри страны. Если это так, то даже при отсутствии мощностей при проведении девальвации можно получить новый завод за год-два — ведь отечественное оборудование не подорожает от снижения курса рубля. А вот если закупать импортное оборудование, которое при девальвации подорожает, то все намного сложнее — надо брать кредиты. А их доступность зависит от поведения банковской системы.

— Опыт показывает, что кредиты становятся менее доступны: чтобы не допустить оттока рублевых депозитов, банки вынуждены повышать ставки по ним. Как следствие, дорожают и кредиты...

— Нужно стимулировать банки кредитовать сделки, без которых невозможно обновление мощностей. Скажем, можно кредитовать под залог будущих экспортных поступлений. Но для этого нужно финансово совершенствовать законодательство.

В России, к примеру, многие компании уходят в офшоры, потому что без хорошей кредитной истории не могут взять кредит даже под залог нового экспортного контракта, гарантирующего валютные поступления на их счет.

Банки не могут использовать эскроу-счета [открываются для того, чтобы временно хранить денежные средства до момента осуществления выплаты с заранее известным целевым назначением. - «БелГазета»], которые позволяют переводить обеспечительные экспортные поступления сразу банку, минуя предприятие-экспортера. По законодательству такую операцию можно реализовать, только если кредитополучатель зарегистрирован в офшоре. В России очень сильная офшоризация.

— Насколько сильной может быть нынешняя девальвация в странах, являющихся основными торговыми партерами Беларуси?

— За счет оттока капитала и снижения торгового сальдо дефицит валюты на российском рынке ожидается в размере примерно $60-70 млрд. Опыт прошлого года показывает, что при дефиците в $10 млрд. курс рубля к доллару падает на RUR1. Это значит, что к концу года девальвация может составить RUR6-7, т.е. 16-20%. Это максимум.

Пока рубль ослабился менее чем на 10%. Но если Центробанк будет удерживать курс за счет резервов, то может быть меньше. Будучи напуганным быстрой девальвацией рубля в начале года, регулятор, возможно, вообще не даст ему больше опускаться. Однако если такие меры будут приняты, то в следующем году они аукнутся еще более сильной девальвацией.

А если Центробанк позволит рублю опускаться, население не потеряет доверие к нацвалюте?

— В России снижение доверия к рублю подстегнул Центробанк. На фоне падения рубля он еще и заявил, что уходит с валютного рынка. Это было неудачной идеей.

— Белорусы в таком случае обычно реагируют двумя способами: переводят рублевые накопления в валюту и закупаются про запас импортом...

— Я и у нас ожидаю бегства в импортные товары — люди ждут, что они подорожают, как только будут распроданы остатки со складов, завезенные по низким ценам. Впрок будут скупать все, от лекарств и парфюмерии до автомобилей. А предприятия будут скупать уже завезенные машинокомплекты, пока они не подорожали.

Что касается бегства в валюту, то оно наблюдалось во многих регионах, ощущалась даже нехватка валюты. Но население помнит, что в начале 2009г. рубль так же падал к бивалютной корзине [$0,55 доллара и 0,45 евро. - «БелГазета»], но затем восстанавливался. Например, к доллару рубль падал до RUR36 за $1, а потом дорожал до RUR29 за $1.

— Каждый новый виток девальвации снижает доверие населения к власти?

— Даже во время падения рубля в 2009г. сильного роста поддержки оппозиционных сил со стороны населения не возникло. И даже сильная девальвация 1998г., в ходе которой произошло колоссальное обнищание населения, экономическое положение, на фоне которого Борис Ельцин метался и назначал то одного премьер-министра, то другого, не привели к серьезному кризису доверия.

Население все равно проголосовало за его преемника — Владимира Путина.

СПРАВКА «БелГазеты».
Валерий Миронов - к.э.н. с 1989г. В 1989-98гг. работал в Институте экономики АН СССР и РАН.

В 1990-92гг. - эксперт Верховного Совета РФ, принимал непосредственное участие в теоретическом обосновании и разработке законодательства по приватизации и развитию конкуренции.

В 1994-97гг. работал в инвестиционной компании «Российский брокерский дом C.А. & Co. Ltd.».

В 1998-99гг. - начальник отдела анализа финансового и фондового рынков департамента исследований Центробанка РФ.

С марта 1999г. - ведущий эксперт, а затем главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития». С февраля 2009г. - замдиректора Института «Центр развития» ВШЭ.

Источник: belgazeta.by

 

Выгодные курсы валют 20/06

покупка продажа
USD 2,0000 2,0060
EUR 2,3150 2,3240
100 RUB 3,1410 3,1600
EUR/USD 1,1560 1,1630
все курсы

Курсы валют НБ РБ

20/06 21/06
1 USD 2,0152 2,0052 -0,0100
1 EUR 2,3327 2,3197 -0,0130
100 RUB 3,1437 3,1516 +0,0079
все курсы валют