Главная arrow Новости arrow Аналитика arrow Накал страстей вокруг девальвации достиг такого уровня, что «государственная мысль» была вынуждена дать научное объяснение ненужности девальвации

Накал страстей вокруг девальвации достиг такого уровня, что «государственная мысль» была вынуждена дать научное объяснение ненужности девальвации

25.11.2013 г.
Объяснение было дано Институтом экономики НАН Беларуси. В нем было доказано, что прирост экспорта в 2011 году почти на 70% был вызван ростом физического объема поставок и удачной ценовой конъюнктурой мирового рынка. То есть не сильно зависел от роста курса белорусского рубля.


Также подчеркнуто, что прирост экспорта в 2012 году (более 80%) и сокращение экспорта в 2013 году (почти 100%) определялся мировой конъюнктурой, а не курсовым фактором.

Была показана и независимость «реального» курса, рассчитан­ного по индексу цен производите­лей промышленной продукции (который снизился к доллару США за 2011 год всего на 0,7%), от девальвации. Что объясняется тем, что в сред­негодовом измерении темпы сни­жения номинального обменного курса белорусского рубля по от­ношению к доллару США и роста цен производителей промышлен­ной продукции оказались прак­тически идентичны.

Из чего делается, в общем-то, достаточно обоснованный вывод о ненужности девальвации, так как издержки превысят плюсы. И с этим действительно сложно спорить – белорусская экономика в своей основе сырьевая (транзитер и переработчик на минимальном уровне) и очень импортоемкая (по оценкам до 60-70% в цене промтоваров).

Вот только это утверждение справедливо только для промсектора, причем, в основном сырьевого и транзитного!

А вот аргументация о низком влиянии курса белорусского рубля на остальную экономику, приведенная в статье Института экономики НАН Беларуси, выглядит странной.

В качестве «реального» курса почему-то используется курс, рассчитанный по индексу цен производителей промышленной продукции. Хотя в открытой рыночной экономике, какой и является экономика Беларуси, реальным (то есть рыночным) является курс, по которому собственник белорусских рублей может их обменять на валюту (например, доллар США).

Аргумент о «целесообразности использования индекса реального курса, рассчитанного именно по индексу цен производителей промышленной продукции, а не по индексу потребительских цен, поскольку последний включает цены на услуги, которые в отличие от промышленных товаров не участвуют во внешней торговле», выглядит не очень убедительным.

Возникает вопрос о причинах и целесообразности проведения девальвации в 2011 году. Даже на официальном уровне причинами девальвации 2011 года признается «жизнь не по средствам» (например, необоснованный рост заработных плат). Именно рост потребительского импорта привел к повышенному спросу на валюту. Еще одной причиной девальвации 2011 года стали низкие процентные ставки по рублевым кредитам и искусственное удержание обменного курса белорусского рубля.

Рассмотрим утверждение о том, что сырьевой и транзитный сектор экономики оказывает незначительное влияние на рыночный курс белорусского рубля.

Прибыль (в валюте) от работы этого сектора собственник предприятий (государство Беларусь) продает на бирже. Например, в 2012 году только от схемы с «растворителями-разбавителями» ежемесячные поступления составили 100-150 млн. долларов США, что в условиях более-менее стабильной ситуации в экономике позволяло сглаживать диспропорции на валютном рынке.

Соответственно, сокращение экспорта в 2013 году привело к снижению объема продажи валюты на внутреннем рынке для поддержания сбалансированности спроса-предложения.

Дополнительным условием стабильности на валютном рынке были высокие процентные ставки на рублевые депозиты с 2011 года.

То есть на рыночный курс (в отличие от «реального») влияет и объем прироста (сокращения) экспорта, и рост заработных плат, и процентные ставки на рублевые ресурсы. Поэтому объяснение ненужности девальвации только по оценке «реального» курса выглядят подменой понятий.

Девальвация – это изменение не «реального», а рыночного курса! Что касается заявления о том, что «утверждение об исчерпании эффекта девальвации белорусского рубля, произошедшей в 2011 г., не соответствует действительности, поскольку данного эффекта практически не было изначально», то исчерпание эффекта от девальвации относится не к сырьевому сектору, а к производству товаров. И лучшим доказательством исчерпания эффекта от девальвации является постоянный рост складских запасов.

В настоящее время ожидать роста экспорта от сырьевых отраслей не приходится (неудачная мировая конъюнктура). Поэтому упор необходимо делать на промсектор, в первую очередь на огромные складские запасы (около 4 млрд) и внешнюю дебиторскую задолженность, где скрывается часть складских запасов, вывезенных за пределы Беларуси, (около 5 млрд).

Часть этих величин, конечно, пересекается, но в любом случае, за счет этих резервов можно получить до 4 млрд (даже с потерями от снижения цен). Для этого нужно создать условия для улучшения соотношения цена/качество. Изменить качество уже не получится, поэтому остается только снижение цены. А это или финансовая скидка (при сохранении нынешнего курса), или девальвация.

Привязывать ослабление белорусского рубля к ослаблению российского рубля также не стоит, так как это не обеспечивает преимуществ для белорусских товаров, к тому же Россия отказалась от девальвации как способа стимулирования экономики.

Аргумент, что девальвация вызовет «утрату преимущества по доходности инструментов в национальной валюте по сравнению со свободно конвертируемой валютой; лавинообразный рост спроса на иностранную валюту в качестве средства сбережения; рост темпов инфляции в силу высокой импортоемкости основных товарных позиций отечественного экспорта; рост разрыва между средним уровнем заработной платы в долларовом эквиваленте в Беларуси и России; необходимость повышать ставку рефинансирования, что приведет к снижению доступности кредитных ресурсов для субъектов хозяйствования и негативно отразится на экономической активности и темпах роста ВВП и т. д.», конечно, имеет право на жизнь, но все зависит от размеров и способа девальвации (разовая или плавная).

Ожидание девальвации «висит в воздухе» как гроза, и решение о ее проведении (особенно разовой) принесет облегчение для бизнеса. Конечно, многим придется «зафиксировать минус», но появится понимание перспективы. В случае разовой девальвации опасности значительного оттока валюты нет, так как все «худшее» уже произойдет. Главное – грамотно выбрать размер девальвации (чтобы и помочь промышленности, и сохранить (по возможности) сбережения людей).

Нынешняя же ситуация неопределенности и постепенного ослабления белорусского рубля делает только хуже – за сентябрь и октябрь отток валюты составил 250-300 млн. долларов США в месяц. Разницу в заработной плате между Россией и Беларусью нужно решать не за счет роста средней з/п, так как это невозможно, а за счет оперативного роста з/п тех работников, от которых зависит производственный процесс и которые могут уехать в Россию.

Пора уже отказаться от социальной уравниловки.

А предложения о «необходимости перехода к новой парадигме макроэкономической политики, не допускающей значительных дисбалансов во внешнем секторе и возникновения понижающего давления на обменный курс белорусского рубля» являются правильными и обоснованными.

Вот только, судя по планам на 2014 год, Беларусь не планирует этого делать. И если Беларусь не получит кредиты, то ничего другого не остается, кроме продолжения «печатанья» денег со всеми вытекающими последствиями (включая и девальвацию).

bel.biz



 

Выгодные курсы валют 13/12

покупка продажа
USD 2,0370 2,0400
EUR 2,3920 2,3970
100 RUB 3,4400 3,4500
EUR/USD 1,1720 1,1780
все курсы

Курсы валют НБ РБ

13/12 14/12
1 USD 2,0296 2,0378 +0,0082
1 EUR 2,3915 2,3937 +0,0022
100 RUB 3,4501 3,4463 -0,0038
все курсы валют