Главная arrow Новости arrow В мире arrow Почему "деиндустриальная" Литва обогнала Беларусь

Почему "деиндустриальная" Литва обогнала Беларусь

20.11.2013 г.
Создание класса эффективных собственников в процессе проведения реформ позволило Литве успешно перейти от плановой к рыночной экономике и включиться в общеевропейский рынок.

Официальная пропаганда в Беларуси нередко приводит Литву в качестве примера неудачной реформы собственности, следствием чего, как заявляется, стала деиндустриализация страны. А вот Беларусь, мол, избежала огульной приватизации и поэтому сумела сохранить свою промышленность.

Дело не в количестве предприятий.


Проблем, с которыми столкнулась Литва в процессе создания новой модели экономики и европейской интеграции, действительно немало. Это прежде всего огромная трудовая эмиграция и безработица. В Беларуси, где промышленность и структура экономики сохранились практически с советских времен, уровень безработицы и эмиграции действительно гораздо ниже.

Но Литва с помощью реформ и приватизации смогла фактически воссоздать новую промышленность. В результате ВВП на душу населения, созданный литовскими промышленными предприятиями, на 25,5% выше, чем такой же показатель в промышленной Беларуси. К примеру, в I квартале 2013 года ВВП Беларуси составил 123,31 трлн. BYR, что эквивалентно 14,269 млрд. USD - 1.508 USD на душу населения. В Литве этот показатель более чем в 2 раза выше, чем в Беларуси.

Даже если сравнивать не номинальные показатели (разница в них может быть обусловлена различиями цен и уровнем монетизирования услуг), а по паритету покупательной способности (что нивелирует ценовые и иные различия), то и в этом случае Литва лидирует. По данным МВФ, в Беларуси ВВП по паритету покупательной способности в 2012 году составлял 15.653 USD на душу населения, а в Литве - 21.615 USD, что на 38% выше, а по максимальной исторической численности населения - на 20%.

С помощью реформ Литва смогла изменить структуру своей экономики. По данным Департамента статистики Литвы, в создании общей добавленной стоимости доля торговли (включая саму торговлю, а также ремонт автомобилей и транспортные услуги) сейчас составляет 29,9%, на втором месте находится промышленность - 18,9%, доля финансовых услуг - 1,9%.

В Беларуси самый высокий удельный вес в формировании добавленной стоимости имеет промышленность, но не вся, а только нефтехимическая и обрабатывающая (31,8%), на втором месте - торговля (включая ремонт автомобилей и транспортные услуги) - 14,3%.

Сравнение показателей в денежной форме тоже не в пользу Беларуси. Получается, что промышленность Беларуси создала добавленную стоимость в размере 20,075 млрд. USD - это 2.122 USD на душу населения, а промышленность Литвы - на 7,982 млрд. USD, то есть 2.664 USD на душу населения.

Не следует забывать при этом, что Литва покупает российский газ по цене выше 500 USD/тыс. куб. м, а Беларусь - за 165 USD/тыс. куб. м. Почему же "деиндустриальная" Литва имеет лучшие показатели, чем "промышленная" Беларусь? Ответ: дело не в том, сколько промышленных предприятий в стране, а в том, в какой среде и насколько эффективно они работают. В Литве, в стране с рыночной экономикой, частные предприятия ориентированы прежде всего на получение прибыли, а значит, на повышение эффективности. В Беларуси львиная доля предприятий находится в госсобственности, их нацеливают в первую очередь на выполнение валовых показателей.

Инструмент создания новой экономики.


Беларусь и Литва практически одновременно приступили к реформе собственности и имели схожие подходы к ее проведению.

Литовская модель приватизации в сравнении с латвийской и эстонской была наиболее социально ориентированной. Литва первой начала процесс приватизации, и здесь он проходил быстрее, чем в соседних балтийских странах. Закон о первоначальной приватизации госсобственности в стране был принят в феврале 1991 года. На продажу были выставлены многие государственные промышленные, торговые и другие предприятия, а также жилье и земля. Для этой цели граждане Литвы получили индивидуальные приватизационные чеки (они не имели свободного обращения).

Предприятия приватизировались несколькими методами: прежде всего аукционы, продажа акций, продажа за твердую валюту.

В первую очередь разгосударствлению подлежали мелкие и средние объекты, в частности, была реформирована сфера торговли - то, что непосредственно работало на массового потребителя и зависело от потребительского спроса.

При реформировании промышленных предприятий в Литве практически не использовалась процедура банкротства. Основной акцент делался на реструктуризацию госпредприятий до начала приватизации. На первом этапе персонал имел возможность покупать средние, а иногда и крупные по размеру предприятия за приватизационные чеки.

Что касается крупных предприятий, то уже в сентябре 1991 года началась их продажа за чеки в рамках установленных денежных квот. В декабре 1991 года был создан специальный государственный инвестиционный фонд и увеличена доля акций, продаваемых членам коллектива на льготных условиях.

Процесс разгосударствления в Литве прошел достаточно быстро, его пик был отмечен в 1992 году. А большая часть крупных и средних предприятий была приватизирована уже к концу 1994 года.

Первый этап приватизации в Литве, названный ваучерным, продолжался до 1996 года и дал возможность саккумулировать на специально открытых в литовских банках индивидуальных инвестиционных счетах 2,6 млрд. USD. В этот период приобретались, прежде всего, жилые помещения, находящиеся в госсобственности, а также акции предприятий, на которых работал персонал, получивший ваучеры.

Таким образом, население получило возможность реального участия в процессе разгосударствления собственности. Результатом этого стала передача в частные руки абсолютного большинства площадей квартирного фонда, большей части предприятий промышленности и сельского хозяйства. Была выполнена одна из важнейших задач первого этапа реформ - формирование широкого слоя собственников. В середине 1994 года в частном секторе Литвы было занято 63,5% от общей численности занятых в хозяйстве.

До конца 1996 года в Литве было приватизировано 5.714 хозяйственных субъектов, из которых 2.928 крупных и средних - через открытую подписку на акции, 2.726 малых предприятий - через аукционы, 12 компаний - через тендеры на лучший бизнес-план. К этому времени удельный вес частного сектора в Литве составил 68% с высокой долей работников-акционеров. Оставшаяся треть государственной собственности была приватизирована за наличные деньги. Этим занималось Литовское приватизационное агентство.

Первые литовские собственники, не располагавшие собственными финансовыми ресурсами, достаточными для участия в аукционах, пользовались, как правило, долгосрочными кредитами литовских банков. Банки, в свою очередь, не могли за счет собственных активов покрывать весь объем кредитов и поэтому обращались за кредитами в банки западноевропейские. Поэтому и в Литве многие предприятия были куплены, по сути, на зарубежные деньги. Но, в отличие, например, от Эстонии, литовцы гораздо чаще сами становились собственниками своих предприятий.

Второй этап - денежная приватизация. Наряду с гражданами Литвы право на участие в приватизации государственной и муниципальной собственности получили иностранные инвесторы. Доля акций, проданных стратегическому инвестору, в литовских предприятиях, как правило, не превышала 49% (то есть сохранялся национальный статус компании).

При продаже крупных активов чаще всего использовался тендер. Стратегические объекты в порядке исключения было разрешено приватизировать путем прямых переговоров, что в случае с продажей акций концерна "Мажейкяй нафта" американской компании "Вильямс интернэшнл" привело к громкому скандалу.

В процессе приватизации в Литве это, пожалуй, - самый громкий скандал, хотя не единственный. В целом же, как отмечают эксперты, приватизационные процессы в Литве прошли в строго очерченном правовом поле. При этом результаты приватизации, связанные с нарушениями или же экономически невыгодные государству, как в случае с "Мажейкяй нафта", были пересмотрены.

Соседи готовы помочь избежать ошибок.


Не так давно на конференции по приватизации в Минске один литовский бизнесмен заметил, что, приезжая в Беларусь, он чувствует себя на 20 лет моложе. Потому что, пояснил он, те процессы, к которым сейчас приступает Беларусь, Литва прошла 20 лет назад.

Действительно, Беларусь, как и Литва, приступила к реформе собственности в начале 1990-х годов. Как и в Литве, так и в Беларуси приватизация на начальном этапе имела социальную направленность. Однако, в отличие от Литвы, руководство Беларуси так и не сумело завершить реформы.

Одна из основных причин такой нерешительности кроется в менталитете белорусского руководства. Оно по-прежнему не считает приватизацию главным институтом структурных реформ, а рассматривает ее преимущественно как фискальный инструмент для затыкания финансовых брешей в бюджете. И хотя белорусское правительство неоднократно предпринимало попытки ускорить процесс приватизации, однако при отсутствии на то политической воли высшего руководства все эти попытки потерпели фиаско.

Очередная попытка ускорить реформу собственности была предпринята 5 лет назад. В 2008 году под угрозой резкого снижения энергодотаций со стороны России правительство Беларуси объявило о масштабной программе приватизации. И многие инвесторы всерьез в это поверили. В частности, многие балтийские компании, агентства, банки, инвестиционные фонды хотели получить максимально больше информации о процессах в Беларуси.

Именно тогда в Литве по инициативе Торговой палаты был создан Совет по инвестициям в Беларусь. Инициативу поддержали посольства двух стран, предприниматели, бизнес-структуры и консалтинговые компании Литвы. Совет ставил перед собой цель стимулировать инвестиции в Беларусь, в том числе и с помощью предоставления зарубежному бизнесу всей необходимой информации из Беларуси.

Одним из учредителей совета стала юридическая фирма Sutkeiene Pilkauskas & Partners. Управляющий партнер этой компании Евгения Суткене в беседе с корр. "БР" отметила, что занималась консалтингом в области приватизации в Литве с 1991 года и готова поделиться опытом своей работы с белорусскими партнерами.

Е. Суткене в первую очередь обратила внимание на "закрытость" этого процесса в Беларуси. "А ведь для того, чтобы привлечь лучших инвесторов и получить лучшую цену, Беларусь должна организовать обширную рекламу по поиску инвестиций в приватизируемые предприятия", - подчеркнула она.

Очень важно, чтобы приватизационная стратегия была стабильной. "Если сказано, что, к примеру, те или иные предприятия в июле будут продаваться путем международного тендера, это должно быть неукоснительно выполнено", - отметила эксперт.

Также важно, по ее мнению, готовить объекты к приватизации - санировать предприятия, чтобы сделать их интересными для покупателя.

"При реализации приватизационных сделок главное требование, которое предъявляли зарубежные инвесторы: чтобы этот процесс был абсолютно прозрачным и понятным. От этого действительно зависел успех сделки", - подчеркнула Е. Суткене.

Однако не всегда с помощью тендеров удается привлечь на предприятие эффективного собственника. Приходится выбирать между стратегическим и финансовым инвестором. Эксперт привела неудачный пример приватизации "Литовских авиалиний": победителем тендера был признан не оператор рынка, а финансовый инвестор, предложивший более высокую цену.

"Нужно с умом подойти к индустриальным предприятиям. Если можно что-то сохранить, надо это делать и искать стратегических инвесторов. Но есть отрасли, где такой подход не всегда сработает. Например, легкая промышленность. Она не только в Европе, но и во всем мире погибает, потому что с дешевой продукцией из Азии конкурировать невозможно. Такие предприятия придется ликвидировать, эти территории застраивать или создавать на этом месте другой бизнес", - отметила Е. Суткене.

По ее словам, Литва прошла через эти процессы. "Есть достижения, но и ошибки тоже были. Когда на приватизацию смотришь с государственной точки зрения, очевидно, что не всегда это равный торг. Если бы государство нанимало серьезных экспертов, то выручка от приватизации могла быть гораздо большей", - сказала эксперт.

Как показывает опыт, в странах Балтии, Чехии, Польше приватизация находилась в руках двух органов. Местные муниципалитеты занимались приватизацией сферы услуг, недвижимости, земли. А стратегией приватизации крупных предприятий занималось одно ведомство - фонд, наделенный определенными полномочиями.

Три года назад международные эксперты предлагали и в Беларуси создать Агентство по приватизации с передачей ему полномочий по распоряжению имуществом. Если бы при этом белорусские власти сделали ставку на приватизацию как один из ключевых инструментов реформирования национальной экономики, то это стало бы хорошим сигналом для потенциальных инвесторов и привлечения в страну инвестиций.

В Беларуси похожая структура - Национальное агентство инвестиций и приватизации (НАИП) - была создана, однако необходимых полномочий она так и не получила. Поэтому, как и ожидалось, с созданием в стране НАИП сущностных изменений в политике приватизации не произошло.

http://www.belmarket.by/
 

Выгодные курсы валют 23/11

покупка продажа
USD 1,9980 2,0030
EUR 2,3630 2,3700
100 RUB 3,4100 3,4200
EUR/USD 1,1810 1,1850
все курсы

Курсы валют НБ РБ

23/11 24/11
1 USD 2,0031 1,9968 -0,0063
1 EUR 2,3553 2,3635 +0,0082
100 RUB 3,3939 3,4153 +0,0214
все курсы валют