Главная arrow Новости arrow Аналитика arrow Валютные войны

Валютные войны

06.02.2013 г.
Термин «валютные войны» с некоторых пор широко употребляется для обозначения феномена, который экономисты называют конкурентной девальвацией национальных валют – когда страны намеренно девальвируют валюты ради получения конкурентного преимущества в сфере экспорта.

Однако ослабление одной валюты означает одновременное укрепление другой. Этот процесс приобретает спиралеобразный характер, но в конечном итоге в выигрыше не оказывается никто.


В крайних случаях «валютные войны» могут вести к протекционизму и введению контроля над капиталом, когда страны начинают прибегать к другим способам защиты своих экспортных секторов. Как правило, это оказывает негативное воздействие на состояние мировой торговли и экономики, а также может привести к развалу международной монетарной системы (что подтверждают исторические примеры отмены золотого стандарта в 1930-х гг. и Бреттон-Вудской валютной системы в 1970-х гг., когда США девальвировали доллар и отказались от его конвертируемости в золото).

С момента финансового кризиса 2007–2009 гг. центробанки ведущих стран придерживаются крайне либеральной монетарной политики, включающей нулевые ставки по основным операциям и количественное смягчение, другими словами, запуск печатного станка.

Неудивительно, что в периоды, когда на финансовых рынках начинается волна бегства в качество, данная политика ведет к ослаблению валют, а такие валюты, как швейцарский франк, японская иена и доллар США становятся объектом притока капитала в качестве инструментов хеджирования рисков.

Конечно, когда тенденция к уходу от риска сходит на нет, и инвесторы начинают с большей уверенностью оценивать свои перспективы на финансовых рынках, этот приток капитала тоже прерывается, а защитные валюты ослабевают – именно такую ситуацию мы наблюдаем в настоящее время.

Монетарная политика США попала под огонь критики со стороны политиков многих развивающихся стран, особенно азиатских, где проводимое ФРС количественное смягчение привело к ослаблению доллара. Это, в свою очередь, способствует укреплению азиатских валют и, следовательно, затрудняет проведение денежно-кредитной политики в этих странах.

Что делать политикам в этой ситуации – снижать процентные ставки для ослабления национальной валюты или это просто ухудшит инфляционные ожидания? Ряд стран, такие как Бразилия и Южная Корея, уже прибегали к «мягким» мерам контроля за движением капитала и ограничениям оборота иностранной валюты с целью предотвращения укрепления национальной.

Трансграничные потоки капитала могут также стать более волатильными по мере того, как международные инвесторы выводят средства с территории околонулевых процентных ставок в другие страны в поисках более высокой фиксированной и инвестиционной доходности.

США в своей валютной политике всегда придерживались принципа «невмешательства» в динамику доллара: так, большую известность приобрело высказывание Джон Конналли, министра финансов в администрации президента Никсона – «это наша валюта, но ваша проблема».

Для американских властей такие цели внутренней политики, как обеспечение экономического роста и снижение уровня безработицы, всегда были важнее, чем стабильность доллара. Поскольку американский доллар по-прежнему остается основной мировой резервной валютой, США продолжают находиться в исключительно привилегированном положении.

Иными словами, США могут иметь дефицитные торговый баланс и бюджет и позволить иностранным инвесторам финансировать этот дефицит (в особенности в свете низкого уровня накоплений в самой стране). Американцы предпочитают тратить, а не сберегать.

Крупнейшими держателями американского долга являются Китай и Япония, а в целом на долю иностранных инвесторов приходится 45% рынка американских казначейских обязательств. Это, безусловно, создает инвестиционный риск в случае ослабления доллара и/или роста процентных ставок. В какой-то момент иностранные инвесторы могут просто перестать доверять американской экономической политике, что создаст огромную проблему для США с точки зрения источников фондирования.

Следует отметить, что в рамках программы количественного смягчения ФРС стала выкупать в массовом порядке казначейские обязательства и ипотечные бумаги (теперь на сумму 85 млрд долл. в месяц). Американский центробанк эффективно убирает с рынка большой объем госдолга. Баланс ФРС сейчас составляет 3 трлн долл., но в результате реализуемой программы выкупа долга примерно через год он должен возрасти до 4 трлн долл.

Программа количественного смягчения, проводимая ФРС, уже привела к ослаблению доллара. В условиях нулевых процентных ставок уже по определению сложно ожидать, что разница в процентных ставках, которая традиционно определяет валютный курс, будет оказывать какое-либо влияние.

Стоимость валют в настоящий момент определяется относительными изменениями балансов центральных банков. Например, возьмем курс евро к доллару. ЕЦБ не торопится снижать ставку рефинансирования, которая в настоящий момент составляет 0.75%, а программа покупки облигаций, объявленная в сентябре прошлого года, еще не активирована. ФРС, напротив, расширяет свой баланс, поэтому курс евро к доллару растет и в настоящий момент составляет 1.36.

Дальнейшее укрепление, несомненно, приведет к снижению конкурентоспособности в еврозоне – регионе, который по-прежнему не может выйти из рецессии. На каком-то этапе ЕЦБ, скорее всего, начнет проводить вербальные интервенции с целью попытаться остановить рост евро, или возвращение финансового давления и эскалация кризиса в еврозоне заставят ЕЦБ увеличить размер своего баланса.

Программа количественного смягчения ФРС привела к росту инфляционных ожиданий. Интересно отметить, что, по всей видимости, между ростом инфляционных ожиданий и укреплением евро по отношению к доллару существует корреляция.

Также существует взаимосвязь между растущими инфляционными ожиданиями и ростом фондовых рынков (индекс S&P500). Конечно, если на каком-то этапе растущие инфляционные ожидания транслируются в фактическое ускорение инфляции, это может оказаться неблагоприятным фактором для рынка, особенно если рост инфляции приведет к снижению реальных доходов, что, в свою очередь, ослабит общую покупательную способность в экономике.

За последнее время основным событием на валютном рынке стало ослабление японской иены. Новое правительство, сформированное либерально- демократической партией Японии, выразило явное желание, чтобы Банк Японии начал следовать более агрессивной монетарной политике. Являющийся в настоящий момент главой Банка Японии Масааки Ширакава покидает свой пост в апреле, и правительство, вероятно, назначит на его место более сговорчивого управляющего, несмотря на номинальную независимость регулятора.

Опубликованные вчера макроэкономические данные, показавшие рост уровня безработицы до 4.2% и сокращение расходов домохозяйств за последний год на 0.7%, добавили аргументов в пользу применения Банком Японии стимулирующих мер. В настоящий момент курс доллара США к японской иене составляет 92 (в последние несколько лет он колебался вблизи уровня 80). Дальнейшее ослабление иены, на наш взгляд, вполне вероятно. Теханализ предполагает простую коррекцию (38.2%) динамики за последние 20 лет до 103, а затем до 50% до 112.

Ослабление иены в целом рассматривается в качестве фактора, сообщающего глобальной экономике дефляционный импульс; предыдущие периоды ослабления иены ассоциировались с пиками экономических циклов и на фондовых рынках. Этим также можно объяснить, почему с начала периода ослабления иены снижались цены на золото.

Будет ли в этот раз ситуация отличаться и удастся ли избежать дефляционного импульса? Ответ не очевиден, учитывая, что сейчас в мире происходит не только конкурентное ослабление национальных валют, но и конкурентное увеличение балансов.

В принципе, это способствует ускорению инфляции, и теперь мы еще сильнее обеспокоены прогнозом по инфляции, особенно в преддверие 2014 г., а также тем, что текущий период, характеризующийся низкой инфляцией в основных экономиках, скоро завершится.

http://rbcdaily.ru/
 

Выгодные курсы валют 21/07

покупка продажа
USD 1,9950 1,9980
EUR 2,3220 2,3330
100 RUB 3,1300 3,1500
EUR/USD 1,1650 1,1680
все курсы

Курсы валют НБ РБ

21/07 22/07
1 USD 1,9984 1,9984 +0,0000
1 EUR 2,3272 2,3272 +0,0000
100 RUB 3,1481 3,1481 +0,0000
все курсы валют