Главная arrow Новости arrow Курсы валют arrow Валютный союз Европы ступил на путь распада

Валютный союз Европы ступил на путь распада

13.05.2010 г.
Общеевропейской валюте предстоит медленное умирание, а сформированный Евросоюзом пакет помощи Греции и создание специального общеевропейского фонда поддержит финансовую стабильность лишь в краткосрочной перспективе, заявил в интервью Handelsblatt известный специалист по финансовой истории профессор Гарвардского университета и Гарвардской школы бизнеса НЕЙЛ ФЕРГЮСОН.

По его мнению, Европа стоит перед выбором: или продолжать жить в составе не имеющего исторической перспективы и нестабильного валютного союза, или же создавать Соединенные Штаты Европы с единой фискальной политикой, что могло бы гарантировать твердость евро. 

— Г-н Фергюсон, сможет ли сформированный Евросоюзом пакет мер спасти евро? 

— Похоже, главы европейских государств наконец проснулись и осознали грозящую валютному союзу большую опасность. Думаю, пакет мер окажется достаточным для того, чтобы отразить атаку на рынки облигаций Южной Европы и предотвратить новый острый кризис европейских банков. 

— Какие меры имеют сейчас первостепенное значение? 

— Кредитные гарантии — это еще не главное. В результате новых дискуссий в ряде стран ЕС, например в Германии, они могут оказаться снова под вопросом. Таким образом, на пути создания фискального союза мы продвинулись лишь на один маленький шажок. Решающим же моментом является то, что ЕЦБ пошел на покупку гособлигаций. Глава ЕЦБ Жан-Клод Трише капитулировал, и евро не является теперь более сильной валютой, чем доллар. 

— Способен ли пакет мер ЕС решить структурные проблемы валютного союза? 

— Нет, речь идет лишь о вынужденной мере. Фундаментальная проблема зоны евро при этом сохраняется: механизм финансовой помощи между странами — членами ЕС по-прежнему отсутствует. Тут без новых договоров Евросоюзу не обойтись. А это наверняка приведет к сильным протестам со стороны государств Северной Европы. 

— Означает ли это, что в долгосрочной перспективе евро умрет? 

— Когда-нибудь Греция обанкротится. Заразиться от нее могут Португалия и Испания, а спасти все эти страны Европа не в состоянии. Будущее евро выглядит весьма мрачно. 

— Какие исторические параллели вы могли бы провести в связи с нынешним кризисом евро? 

— Финансовый кризис всегда начинается с бюджетных проблем домохозяйств, затем — банков, а потом и государств. В начале 2008 года я составил список крупных инвестиционных банков, расположив их в соответствии с уровнем кредитных рисков: начал с Bear Stearns и закончил Goldman Sachs. На этой неделе я составил список государств, исходя из их долговых рисков. На первом месте Япония, за ней следуют Великобритания, Греция, Испания, Ирландия, США и Португалия. Опасность заразиться существует и в данном случае. По многим позициям положение Великобритании не намного лучше, чем ситуация в странах Южной Европы. 

— А что по поводу США? 

— Предсказать, когда рынки повернутся против США, затруднительно. Финансовая ситуация США достаточно шаткая. В 2040 году все собранные здесь налоги придется направлять на обслуживание госдолга. Это абсолютно неприемлемо. Однако в настоящий момент инвесторы даже видят в США надежную тихую гавань. Они скупают американские казначейские облигации и поддерживают доллар. Это создает иллюзию, что США полны сил. 

— И нет никакого выхода? 

— Если нет возможности решить эту проблему за счет экономического роста, то остается лишь три варианта: инфляция, государственный дефолт или выкуп долгов. Но у кого хватит сил для того, чтобы спасать США? Долговой кризис может подтолкнуть к краху США как супердержаву. 

— Уж если доллар зашатался, то какая валюта способна тогда поддержать мировую стабильность? 

— Боюсь, что нам придется смириться с тем, что доверие к бумажным валютам сойдет на нет и в качестве валютных стандартов все чаще снова придется использовать товары. 

— Давайте все-таки вернемся к евро. Способно ли рефинансирование долгов смягчить кризис? 

— Все зависит от того, как реструктуризация повлияет на банки. Отказ инвесторов от своих требований приведет к рефинансированию и в других государствах-должниках. Такой риск вполне оправдан, однако, прежде чем начинать, надо точно представлять себе, как это отразится на балансах банков. 

— Каков ваш прогноз по поводу ближайшего будущего евро? 

— Рано или поздно, но евро ослабеет. Он и сейчас уже заметно подешевел относительно доллара. Вначале это будет для экономики Европы выгодно, так как из-за слабости евро оживится ее экспортная составляющая. Быть может, это даже поможет евро стабилизироваться на новом уровне, скажем, там, откуда он когда-то стартовал. 

— Таким образом, евро превратится в слабую валюту? 

— Да, и это станет моментом истины для шефа ЕЦБ Жан-Клода Трише, который до сих пор выступал по отношению к инфляции с позиции ястреба. Ведь ЕЦБ уже даже смягчил свои требования к гарантиям по кредитам центробанков. Теперь же ЕЦБ пошел на покупку гособлигаций. Это начало движения ЕЦБ в сторону слабой валюты. Оказавшись перед дилеммой, получить в Европе второй Lehman Brothers или же смириться с ослаблением валюты, г-н Трише сделал выбор в пользу слабого евро. 

— Неужели причина в каком-то врожденном дефекте единой европейской валюты? 

— То, чему мы сейчас являемся свидетелями, месть истории технократам, стоявшим у колыбели евро. Еще в 1999 году вместе с моим коллегой Ларри Котликоффом мы предупреждали, что без фискально-политического союза валютный союз развалится. С самого начала было ясно, что создание евро являлось крайне неустойчивым проектом. 

— Однако до сих пор шествие евро было триумфальным. 

— Тут мы имеем дело с финансовой алхимией. Евро создавал впечатление, что греческие, португальские или испанские бонды почти так же хороши, как и немецкие. Эта иллюзия привела к падению стоимости кредитов во всех странах зоны евро. К сожалению, расположенные по периферии этой зоны государства не использовали низкие кредитные ставки для повышения своей конкурентоспособности. Наоборот, их отставание от Германии становилось все более значительным. 

— Что же сейчас следует предпринять европейцам? 

— У Евросоюза есть выбор, продолжать развиваться в направлении создания Соединенных Штатов Европы с единой фискальной политикой или же смириться с тем, что их валютный союз останется нестабильной конструкцией типа Священной Римской империи. Откровенно говоря, наличия политической воли для создания Соединенных Штатов Европы я не вижу. Похоже, что Лиссабонский договор стал апофеозом европей­ской интеграции. 

— Нанесет ли кризис евро вред политическому объединению Европы? 

— В некотором смысле валютный союз уже находится на пути к дезинтеграции. Из 27 членов ЕС евро введен лишь в 16 государствах. И такое положение уже привело к институциональной асимметрии, когда одни страны имеют больший вес, чем другие. Вполне возможно, что когда-нибудь мы констатируем контрпродуктивное влияние валютного союза на политическое объединение Европы. Валютный союз приводит к конфликтам между его членами, а механизма их разрешения не существует. 
 

Профессор Гарварда 46-летний Нейл Фергюсон привык к тому, что его прогнозам частенько не доверяют. С нескрываемым удовольствием рассказывает он, к примеру, историю о том, как незадолго до начала глобального финансового кризиса читал лекцию банкирам и предупреждал, что раздувшийся спекулятивный пузырь лопнет. Присутствовавшие в зале менеджеры назвали его тогда «дилетантом-очернителем». Но уже через пару месяцев Уолл-стрит действительно лежал в финансовых руинах. Профессор Фергюсон является автором ряда книг, последняя из которых — The Ascent of Money — стала мировым бестселлером.
 

Выгодные курсы валют 10/12

покупка продажа
USD 2,1250 2,1260
EUR 2,4200 2,4270
100 RUB 3,1920 3,2000
EUR/USD 1,1380 1,1430
все курсы

Курсы валют НБ РБ

10/12 11/12
1 USD 2,1329 2,1213 -0,0116
1 EUR 2,4253 2,4235 -0,0018
100 RUB 3,1894 3,2040 +0,0146
все курсы валют